Аналитика

BASF: Мы хотим инвестировать в Россию

Интервью с руководителем Департамента защиты растений BASF региона СНГ Сержи Вицозо. 
 
Мистер Вицозо, с какими резуль¬татами завершился 2014 г. для отдела продаж Департамента защиты растений BASF? Как изменился объем продаж по сравнению с 2013 г.?

— В 2014 г. мы смогли увеличить мировой объем продаж средств защиты растений: он составил около 5,4 млрд евро, что на 3% больше, чем в предыдущем году. Особенно высокие показатели продаж в прошлом году были у Западной Европы. Объем продаж в странах СНГ, особенно в местной валюте, также увеличился. Конечно, кризис и девальвация рубля дали о себе знать, но в целом тренд позитивный.

Расскажите о новых продуктах BASF, которые появились на российском рынке в 2014 г., и о тех, что появятся в 2015 г.? Как обстоят дела с увеличением портфолио продуктов AgCelence?

— В России и СНГ BASF отличается особенно сильным портфолио фунгицидов. Мы планируем работать над ним и дальше. В прошлом году мы уже представили два новых фунгицида для зерновых культур и три продукта для специальных овощных культур. В 2014 г. у нас появился Адексар — новый фунгицид для зерновых культур на основе двух действующих веществ — хорошо известного эпоксиконазола и новой разработки BASF — КСЕМИУМ (зарегистрированная торговая марка действующего вещества флуксопироксад). Также теперь у нас есть СИГНУМ — фунгицид для овощных культур из линейки продуктов под брен-дом AgCelence. В этом году мы продолжим расширять линейку фунгицидов для зерновых и для овощей, что сейчас очень актуально для России.

Положение на российском рынке средств защиты растений сегодня не из легких. Какой вы можете дать прогноз изменения ситуации на рынке в течение этого года? Планирует ли BASF повышение цен?

— Прогноз зависит от того, с какой стороны посмотреть на ситуацию. Полагаю, объемы продаж на рынке средств защиты растений для основных культур уменьшатся. Понятно, что главная проблема российских аграриев сегодня — это финансирование. Государственных субсидий недостаточно, банки не так охотно выдают кредиты, как до кризиса, а ставки по ним повысились. Естественно, что в таких условиях фермеры будут более избирательно тратить свои деньги на средства защиты растений.

Относительно цен — да, в рублях аграриям придется платить больше, хотя цены в евро и долларах в некоторых случаях даже уменьшились. Это, конечно, продиктовано разницей в курсе валют. Я хочу подчеркнуть, что наши цены всегда продиктованы экономикой, цены для конечного потребителя определяют дистрибьюторы. Вероятно, сложившаяся ситуация может повлиять и на урожай. Если использовать лучшие технологии защиты, ты и получаешь больше, но готов ли ты платить за это — каждый аграрий решает для себя.

Могут ли российские санкции в отношении Европы и девальвация рубля повлиять на рынок средств защиты растений в России и СНГ? Изменится ли как-то ваша политика инвестиций в Россию в связи с санкциями?

— Это две разные вещи: девальвация рубля и санкции. Про первое могу сказать, что, если фермеры смогут экспортировать продукцию, они будут получать больше прибыли и, следовательно, больше инвестировать в технологии. В противном случае, инвестиции будут выборочными, и на рынке средств защиты растений это отразится негативно. Относительно санкций: для аграриев в России санкции, конечно, создают новые возможности — у них становится меньше конкурентов, государство больше обращает внимания на своих сельхозпроизводителей. Например, больше финансирования стали уделять на строительство и реконструкцию теплиц. Здесь уместно задать вопрос: зачем нужно было ждать санкций?

Я хочу обратить внимание на один факт: все зарубежные компании на рынке средств защиты растений, особенно западные, хотят инвестировать в Россию. Единственное условие, которое нам нужно для инвестиций, — прозрачные и честные правила игры. Сегодня BASF интегрируется в российский рынок очень основательно, причем мы инвестируем не только в технологии, но и в людей — нашу команду. За последние несколько лет штат сотрудников BASF в России значительно увеличился.

Сержи, в последнее время Европа все больше внимания уделяет экологическим проблемам, особенно деградации почв, и в связи с этим появилась политика снижения использования пестицидов. Скажите, как Департамент защиты растений BASF планирует развиваться в направлении так называемого устойчивого земледелия?

— Здесь я хочу уточнить: на снижении применения пестицидов сфокусировалась далеко не вся Европа, а только отдельные страны, например Франция. Кроме того, нужно разделять собственно экологию и политику, которая часто за ней стоит. Если мы говорим о первом, то заметьте — BASF в этом году отмечает юбилей, 150 лет. Думаю, компания, которая не заботится об экологии и влиянии своего бизнеса на окружающий мир, не смогла бы продержаться на рынке150 лет. Устойчивое развитие — это когда то, что ты делаешь сейчас, позволяет получать все лучшие и лучшие результаты в будущем, и не только экономические. С этой точки зрения все наши разработки изначально создаются как нацеленные на устойчивое развитие. Кроме того, недавно у нас появились новые подразделения, в которых мы создаем технологии для более рационального управления водными и земельными ресурсами. То есть, мы производим не только средства защиты растений, но и предлагаем пакетрешений по их применению.

Одним из примеров нашей работы в данном направлении стало приобретение компании Becker Underwood (компания, производящая инокулянты) в 2012 г. В настоящее время мы предлагаем совместные решения по обработке семян сои во многих странах мира. Вскоре эти продукты появятся и на российском рынке.

Как Департамент защиты растений BASF развивает направление биотехнологий в России и в мире?

— Мы развиваем направление биотехнологий очень активно, они доказали свою эффективность и надежность. Но нельзя сказать, что биотехнологии подходят для всех рынков. Американский рынок открыт к этому направлению, а европейский, напротив, достаточно скептичен в этом направлении. Мы предлагаем решения, но не навязываем их. Из-за этого недавно мы перенесли несколько исследовательских центров в области биотехнологий из Германии в США.

В целом главные направления наших биотехнологий — это устойчивость культур к стрессу и грибным болезням. У нас есть совместная программа с Monsanto по повышению устойчивости культур к засухе, болезням, излишнему засолению почвы и другим стрессам.

Отличается ли процесс регистрации биопрепаратов от процесса регистрации химических средств защиты растений?

— Да, в основном, регистрация биопрепаратов занимает меньше времени, так как к ним предъявляются другие требования.

В 2008 г. BASF успешно представил на российском рынке технологию Clearfield® (комбинация гербицида и устойчивых к нему гибридов культуры) для подсолнечника и масличного рапса. Планируете ли вы рас-ширить ассортимент культур в рамках этой технологии в России?

— Действительно, производственная система Clearfield® успешно зарекомен-довала себя на рынке. Мы продолжаем получать положительные отзывы от хо-зяйств, и они подкрепляются нашими опытными данными. Что касается рас-ширения спектра культур — пока в России основной акцент останется на двух культурах: подсолнечнике и рапсе.

Есть ли вероятность, что BASF займется и семенным бизнесом, помимо бизнеса в сфере средств защиты растений?

— Компания BASF приняла решение не заниматься семенным бизнесом. Но мы активно сотрудничаем с ведущими компаниями — лидерами семенной отрасли, и это позволяет нам выбирать только лучшее и не быть привязанными к чему-то одному.

К вопросу о ГМО: ожидается, что в 2017 г. в России вступят в силу за-коны, регулирующие использование ГМО. Планирует ли BASF предлагать на российском рынке ГМ-культуры?

— Давайте дождемся 2017 г. и посмотрим, что будет. В Европе и в России нет однозначного отношения к вопросу ГМО. В 2017 г. мы проанализируем рынок и будем решать, стоит ли развивать это направление. Еще раз подчеркну: мы ничего не навязываем рынку, мы всегда прислушиваемся к нему.

Расскажите о сервисах, которые BASF предлагает фермерам.

— Я могу разделить все наши сервисы на три вида. Первый — это консультирование, техническая поддержка BASF в регионах России. Второй — это также техническая поддержка, но в он-лайн формате. Аграрий пишет о своей проблеме в BASF и получает ответ эксперта. Причем наши рекомендации направлены на то, чтобы предупредить о возможных опасностях: изменении погоды, вспышке болезни в соседних регионах и другом. Например, наш эксперт сообщает, что сейчас в соседнем регионе вспышка грибной болезни, и аграрий понимает — сейчас самое время для обработки посевов фунгицидами. Третий сервис — программа, получившая название BestPay, которая помогает снижать риски финансовых потерь из-за падения рыночных цен в конце сезона на выращенную продукцию. Если аграрий покупает наши средства защиты растений в расчете на определенный доход, а цена на продукцию снизилась, мы осуществляем компенсацию на величину возникшей разницы. Данная программа существует в России с 2012 г., приносит хорошие результаты и будет продолжать работать на российском рынке.

Как продвигается работа компании на Украине? Повлияла ли как-то сложная ситуация в стране на инвестиционные планы компании?

— Работа на Украине продолжается, так как, в независимости от сложностей настоящего, нужно думать о будущем — оно важнее. Могу сказать на своем личном опыте: рынки всегда возвращаются, через 2—3 года все становится на свои места: появляются бизнесмены, дистрибьюторы, аграрии продолжают работу, ведь людям нужно что-то есть. Мы обращаем внимание не на политику, а на экономику, и, с этой точки зрения, Украина — перспективная для развития нашего бизнеса страна.

—Расскажите о наиболее интересных научно-исследовательских раз-работках компании. Какие направления работы самые приоритетные?

— У нас есть три основных направления работы: инсектициды, гербициды, фунгициды — все очень просто. Кроме этого у нас появилась новая область ис-следований, о которой я говорил выше,— обработка почвы и рациональное использование водных ресурсов. Одна из наших последних разработок — новый акарицид против клещей, на основе ингибитора сукцинатдегидрогеназы (важного фермента в клетках живых организмов), продукт называется Неалта. Он уже представлен на рынке США и предназначен в основном для овощных и плодовых культур. Вторым регионом, где мы собираемся представить продукт, будет Южная Америка, но в СНГ запускать препарат мы пока не планируем.

Вы много говорили о сотрудничестве. Расскажите о партнерской программе BASF и производителя сельхозтехники — компании John Deer.

— Аграрию всегда нужны не отдельные продукты, а их комплекс: и семена, и средства защиты, и техника. В России вместе с John Deer и другими компаниями мы объединяемся и предлагаем фермеру этот комплекс. Мы проводим совместные «Дни поля», чтобы показать, как инновации работают на практике. Например, поле засевают гибридами семенной компании-производителя, обрабатывают средствами защиты BASF и убирают урожай техникой John Deer в режиме реального времени на совместном «Дне поля», где аграрии могут увидеть результаты уборки, задать вопросы представителям одновременно всех трех компаний.

Расскажите о новых ДемоЦентрах BASF. В прошлом году вы открыли первый центр на Урале и в Сибири. Планируется ли открытие новых ДемоЦентров в других регионах?

— ДемоЦентры — это хозяйства партнеров-сельхозпроизводителей, на базе которых мы демонстрируем, как работают наши технологии. Пока у BASF четыре ДемоЦентра в России: два в Поволжье, один в Уральско-Сибирском регионе и один в Калининграде. В этом году мы планируем открытие нового ДемоЦентра в Туле. Кроме того, у нас есть четыре АгроЦентра: в Краснодаре, Белгороде, Воронеже и Благовещенске. Отличие последних состоит в том, что в АгроЦентрах у нас есть дополнительная возможность проводить точные деляночные опыты.

Как вы считаете, какое будущее у российского рынка средств защиты растений?

— Скажу в целом, что у российского сельского хозяйства хорошее будущее. И любые технологии, которые помогают аграриям производить более качественный урожай, будут приветствоваться. Это касается и средств защиты растений. Правда, для общего блага российским производителям нужно понять, что они производят не только для России, но и для всего мира.

В этом году компания BASF отмечает юбилей — 150 лет. Можете ли вы отметить наиболее значительные шаги в истории компании в области сельского хозяйства и рассказать о планах на будущие 150 лет?

— Сегодня 25% всех инвестиций компании направлено на сельскохозяйственную отрасль, хотя изначально компания была создана для производства синтетических красителей. В начале 1910-х годов BASF начала заниматься удобрениями — тогда профессор Фриц Габер придумал процесс синтеза аммиака, а сотрудник BASF Карл Бош, масштабировал эту лабораторную разработку до глобального производства азотных удобрений. Постепенно BASF начал заниматься средствами защиты растений. Что будет дальше — сложно сказать, ведь планы на будущее часто меняются. Интересно, например, что изначально BASF создавалась как компания на 10 лет, а существует уже 150 лет. Это значит, что мы нужны людям и, надеемся, будем на рынке и через 150 лет.

Источник: AgroXXL

Архив материалов
2018 | 2017 | 2016 | 2015 | 2014 | 2013 | 2012 | 2011 | 2010 | 2009 | 2008 | 2007 | 2006 | 2005 | 2004

Новые материалы

Разработка сайта - Astronim*
Разработка сайта
Astronim*